ЗОЛОТАЯ НАША ЖЕЛЕЗКА. МАЛЕНЬКИЕ ПОВЕСТИ ОБ РЖД

Дай мне напиться железнодорожной воды;
Дай мне напиться железнодорожной воды.
Мне нравится лето тем, что летом тепло,
Зима мне мила тем, что замерзло стекло,
Меня не видно в окно, и снег замел следы.

Борис Гребенщиков      

Предисловие

Здравствуй, читатель. У меня накопилось. Накопилось в столе много всяких железнодорожных бяк. Эти бяки копошатся, размножаются, превращаются в железяки и мазут. Напрягая все свои творческие силы, я превращаю их в буквы, слова и предложения. Я с любовью собирал этих ржавых зверюшек, чтобы в один прекрасный день ты тоже смог ими полюбоваться. Питомником и рассадником моей коллекции стало ОАО РЖД.

Думаю, что покойный Василий Павлович Аксенов не обидится на меня за то, что я бесстыдно спер у него название. Ведь в своей «Железке» он нагло простебал жанр «производственного романа». И сделал это так, что советская цензура даже не поняла. Мои повести тоже производственные. Вот только люди труда в них занимаются совсем не тем, что делают герои аксеновского романа. Они не ищут в далеком сибирском наукограде «Пихты» секреты частицы «Дабль-фью» с помощью установки, под названием «Железка». Объединяет их одно. У моих героев тоже есть «Железка». Золотая. Я-то, правда, считаю, что «Железка» эта наша. Герои мои изначально не согласны. Они научились гнуть, пилить и даже доить «Железку», которая, отдавая всю себя, постепенно превращается в воздух. Но даже воздух этот одаривает хозяев «Железки» всеми мыслимыми и немыслимыми благами цивилизации.

Проваливаясь в сон или, достигнув просветления при помощи 300 и выше граммов крепкого алкоголя, они шепчут в пустоту: золотая моя Железка! Это особые люди. Люди, хлебнувшие железнодорожной воды до полного насыщения легких, мозгов и карманов. Я расскажу о них, читатель. Два раза в неделю ты будешь получать от меня сомнения, размышления и факты. Порой нецензурно. Но тебе не привыкать.

Дай мне напиться железнодорожной воды;
Дай мне напиться железнодорожной воды.
Мне нравится лето тем, что летом тепло,
Зима мне мила тем, что замерзло стекло,
Меня не видно в окно, и снег замел следы.

Борис Гребенщиков      

Предисловие

Здравствуй, читатель. У меня накопилось. Накопилось в столе много всяких железнодорожных бяк. Эти бяки копошатся, размножаются, превращаются в железяки и мазут. Напрягая все свои творческие силы, я превращаю их в буквы, слова и предложения. Я с любовью собирал этих ржавых зверюшек, чтобы в один прекрасный день ты тоже смог ими полюбоваться. Питомником и рассадником моей коллекции стало ОАО РЖД.

Думаю, что покойный Василий Павлович Аксенов не обидится на меня за то, что я бесстыдно спер у него название. Ведь в своей «Железке» он нагло простебал жанр «производственного романа». И сделал это так, что советская цензура даже не поняла. Мои повести тоже производственные. Вот только люди труда в них занимаются совсем не тем, что делают герои аксеновского романа. Они не ищут в далеком сибирском наукограде «Пихты» секреты частицы «Дабль-фью» с помощью установки, под названием «Железка». Объединяет их одно. У моих героев тоже есть «Железка». Золотая. Я-то, правда, считаю, что «Железка» эта наша. Герои мои изначально не согласны. Они научились гнуть, пилить и даже доить «Железку», которая, отдавая всю себя, постепенно превращается в воздух. Но даже воздух этот одаривает хозяев «Железки» всеми мыслимыми и немыслимыми благами цивилизации.

Проваливаясь в сон или, достигнув просветления при помощи 300 и выше граммов крепкого алкоголя, они шепчут в пустоту: золотая моя Железка! Это особые люди. Люди, хлебнувшие железнодорожной воды до полного насыщения легких, мозгов и карманов. Я расскажу о них, читатель. Два раза в неделю ты будешь получать от меня сомнения, размышления и факты. Порой нецензурно. Но тебе не привыкать.

ПОВЕСТЬ ПЕРВАЯ. ПРЕСС-ДРУЖБА РЖД

Как и вы, я знаю РЖД только по воспоминаниям о далеких и близких поездках, да еще по тому, что сообщает об этой организации пресса. А прессе информацию, как правило, дает пресс-служба. Она и формирует «фасад» ведомства. А «фасад» этот похож на улыбчивый пряник, сформованный из кирпичной крошки. Вроде и улыбка есть, и вид товарный, а присмотришься - какое-то непонятное унылое говно. Я попытался узнать, почему же так получается у одной своей давней знакомой. Она до сих трудится в самом чреве этой самой пресс-службы. Признаюсь, что пару раз прибегал к ее услугам, когда надо было достать билет в Питер на майские или отправить аэрофобного друга в Одессу. Зиночка (назовем ее так) никогда не отказывала. И я считал, что ей открыты какие-то неведомые механизмы, которые двигают этим миром. Зиночка считала также. И отказывалась от шоколадок и бутылок «Бейлиз». Для нее достать билеты - что улыбнуться.

На днях, прежде чем начать публиковать свои «железки», попросил у Зиночки встречи. Хотел выведать у нее, чем дышит естественная монополия. Зиночка пришла на встречу мрачная. И вместо кофе попросила коньяку. Удивляться особо нечему - она несколько лет работала на «ящике». Но вот время было еще раннее. Оставался час до полудня. И ей еще надо было на работу. Далее привожу наш диалог с небольшими купюрами.

- Зин, а ты чего? Окосеешь, а ведь тебе еще на работу.

- Пох, своих пиздюлей мы сегодня уже словили. Больше сегодня не будет. До следующей бури.

- За что пиздюли-то?

- Да за этот долбаный «Локомотив».

- А вы-то причем. Ну да, играют плохо. Но они же клуб. У них своя пресс-служба.

- Ты не понимаешь. Когда кто-то пишет, что Глушков плохой игрок, а Билич плохой тренер - нам пох. Но вот, когда какой-нибудь мудак пишет что-то типа того «куда уходят народные деньги» - мы огребаем пиздюлей по полной. Считается, что «не пропасли» свои издания.

- Зин, а ты тоже считаешь мудаками тех, кто про народные деньги пишет?

- Ну да, это все нытье, когда говорят, что можно было бы деньги на что-нибудь полезное потратить. Хорошо, что на футболистов тратят. И люди ходят на футбол.

- Ну ходить-то стали меньше. И вообще-то вы, конечно, ОАО, но единственный учредитель у вас - государство. Значит, народ имеет право знать. Или я тоже мудак?

Тут Зина промолчала и накатила. Потом, подумав, сказала:

- А, знаешь, я за столько лет работы никогда не задумывалась, что учредитель - государство.

Зинка - не зомбак. И была неплохим корреспондентом. Но «Железка» укатала и ее. Я узнал, что за разными сотрудниками закреплены разные издания. Что, в принципе, правильно. Пресс-служба на то и есть, чтобы поддерживать отношения. Но конкретно в этой пресс-службе принято «отвечать за свой участок» от и до. Интересуюсь:

- Ну это же невозможно на твоем уровне контролировать. Понятно, если вы даете в газету много рекламы. Они и сами вас трогать не будут. Но как ты рот заткнешь какому-нибудь федеральному изданию? Ничего же не сделаешь.

- Понятно, - говорит Зинка и накатывает еще. - Я вот много чего уже просрала. Пиздюлей ловлю регулярно.

- И как же тебя не уволили?

Зина усмехается и смотрит мне в глаза вызывающе:

- А хули меня увольнять-то! Я хоть придумать что-нибудь могу. Другие вообще полные мудаки. Полные!

- А что нормальных людей нанять нельзя?

- Нельзя. Здесь половина людей чьи-то родственники, родственники родственников, друзья да знакомые. Сам понимаешь, кроме бесплатного проезда и приличной, но не сильно большой зарплаты благ-то особых здесь нет. Поэтому много молодняка и убогих. Не знаешь кто настучит.

- Зин, а кто Ему блоги в ЖЖ пишет?

- Да есть там один человечек. Но он кажется тоже блатной.

Про блоги я у Зинки спросил не случайно. Ведь внешне выглядит все очень пристойно, в тренде. Господин Якунин ведет в ЖЖ блог: < a href="http://v-yakunin.livejournal.com/">http://v-yakunin.livejournal.com/ Его перепост регулярно делает «Эхо Москвы». Казалось бы - глава естественной монополии, друг Путина, но читают-то мало. Хорошо если переваливает за тысячу-две прочтений на главной странице «эховского» сайта. Скучен людям господин Якунин.

- Зинка, вот вам бы за это пиздюлей. Не воспринимают люди вашего шефа.

- А олигарху пох.

- Зиночка, помилуй, какой он олигарх? Он руководитель государственной компании.

- По форме может ты и прав. Но по сути - он олигарх. И ему пох, сколько народу его читает. Его не тронут. А если надо, ты сам знаешь, куда и к кому он идет.

- Но ты же говорила, что вам за «Локомотив» достается. Значет не пох ему.

- «Локомотив» на виду, а все остальное делается тихо. Деньги тишину любят. На том и стоим.

И Зинка, действительно встала. И держалась на ногах весьма уверенно. И, правда, что такое три рюмки для человека из «Железки». Ей надо было идти биться за «Локомотив». Господин Якунин был ей пох. Она ему тем более.


Читайте через несколько дней. «Лохомотив»: деньги народные, команда инородная.